FC «Rubin» Kazan official website
RU Ru
«Сербы обожают Путина и не отставали от моей жены». Наш новый крутой вратарь, который видел все
13 марта 2019

В первом официальном матче «Рубина» в году Курбан Бердыев не выпустил ни одного легионера. Победный гол с подачи 22-летнего Игоря Коновалова забил 19-летний Артур Сагитов. В предыдущей игре — тоже победной, с «Зенитом» — Бердыев доверился не только Сагитову, но и 18-летним Раилю Абдуллину и Даниле Степанову. Автор дубля в ворота Лунева Егор Сорокин и дважды ассистировавший ему Игорь Калинин кажутся опытными бойцами (обоим по 23). Осенью Калинин якобы получал в «Рубине» 12 тысяч рублей в месяц — защитник это опровергал, но слух показательный: столько свежих лиц в Казани не от хорошей жизни.

Этих лиц так много, что кто-то уже отходит на второй план. Ни с «Зенитом», ни с «Ахматом» не играл до того основной вратарь Иван Коновалов — его потеснил Егор Бабурин. И тот, и другой раскрылись так, что «Рубин» спокойно отпустил Джанаева (он теперь в Польше)и даже резервиста Акмурзина. Коновалов занял ворота «Рубина» в августе и по итогам первой части сезона попал в тройку лучших игроков казанцев по мнению болельщиков.

К 24 годам Коновалов прошел академию «Спартака», поработал со Станиславом Черчесовым, сгонял в Крым, Сербию и белорусское Жодино. Помощник Курбана Бердыева Виталий Кафанов, вчера покинувший клуб, давно заметил Ивана, привел его в Казань и доверил место в старте.

В интервью корреспонденту Sport24 Александру Муйжнеку Коновалов рассказал:

  • как вдохновлялся Каном, конкурировал с Селиховым и поражался Акинфееву;
  • чему научился у Черчесова со Стауче и Бердыева с Кафановым;
  • почему не заиграл в «Спартаке», собирается ли туда вернуться и где мечтает играть в Европе;
  • как игралось в футбол в Крыму, когда он только вошел в состав России;
  • много сочного о Сербии: жизнь в селе, тренировки по методикам Серены Уильямс, гномы, ракия и любовь к Путину;
  • зачем ведет канал на ютубе, кого сам там смотрит и как влюбился в сербский турбо-фолк.

Джикия, Пятницкий, Кан

— Вы земляк Георгия Джикии. Пересекались с ним в Балашихе?
— Занимались вместе в клубе «Виктория» у тренера Сергея Михеева. Город у нас небольшой, секция одна. Из Балашихи Джикия перебрался в «Локомотив», а я — в «Спартак», и мы выходили друг против друга на первенстве Москвы. Георгий старше меня, но я иногда привлекался в команду 93-го года.

Дорога в школу — самое сложное, что было у меня в детстве. С пробками — больше часа. Приходилось рано вставать, чтобы и папа успевал на работу, и я на учебу. К 7:30, как правило, он уже привозил меня в Сокольники. Это было тяжело, особенно если накануне мы смотрели вместе Лигу чемпионов.

— Там тогда феерил «Спартак». Что из его матчей запомнилось?
— Как возили «Арсенал». 80 тысяч в старых «Лужниках», мороз, Титов… Или, например, как «Спартак» горел «Русенборгу» 0:2, в перерыве Романцев выпустил вместо Пятницкого Аленичева, он отыграл один гол и начал камбэк — 4:2. Пятницкий потом тренировал меня в «Спартаке». Как-то на теории он рассказывал о своей карьере, и мы напомнили ему тот матч в Норвегии.

Я больше работал не с Пятницким, а с тренером вратарей Валентином Ивакиным. Он дал мне основы того, что умею. Постоянно оставались после тренировок, занимались дополнительно. Как мне рассказывали родители, у Ивакина загорелись глаза, когда я сказал, что хочу быть вратарем.

До того я играл нападающего. У меня за домом была площадка, где я до посинения бегал в атаке. В девять вечера мама кричала из окна: «Ваня, домой!» А все ребята упрашивали: «Можно он еще поиграет?» В итоге что-то меня направило в ворота.

— Как стали фанатеть от Кана?
— Я равнялся на Оливера, он был для меня номером один. Это пошло с ЧМ-2002, где я болел за Германию. К финалу она подходила всего с одним пропущенным мячом. И мне было так обидно, когда Кан допустил результативную ошибку и позволил забить Роналдо.

Еще благодаря Петру Чеху полюбил «Челси».

— Кана вы наблюдали и вживую?
— Да, в 2006-м. Мне всегда нравились центральные матчи «Спартака». Я много ходил на дерби — например, еще на старый стадион «Динамо», когда Карвальо забил на шестой минуте, или в «Лужниках», когда ЦСКА выиграл 5:1. Но особняком — «Бавария» в Лиге чемпионов. Кану тогда забили Калиниченко (со штрафного) и Ковач (пахом), а Алексею Зуеву — Писарро. Зуев потом выпрашивал футболку Кана для Бояринцева.

В «Лужниках» я еще и подавал мячи — например, в матче Кубка УЕФА с «Марселем». А на стадионе «Локомотив» в 2004-м я стоял около Суперкубка России. Мама даже сохранила газету со снимком.

— Кто восхищал в академии и дубле «Спартака»?
— Ребенком я рвался в бой еще сильнее, глядя на старших: Тарасов, Торбинский, Олег Иванов… Я тогда смотрел на них так же, как сейчас смотрят на меня дети. Не верилось, что с тем же Ребко пересекусь потом в «Амкаре».

В молодежке «Спартака» я побыл недолго, пару месяцев. Играл с Кротовым, Обуховым, Давыдовым, а ярче всех выделялся Горбатенко. Левой ногой делал что хотел. Игорь тогда уже поездил по арендам, и вскоре его поднял в основу Эмери.

— Почему не закрепились в «Спартаке»?
— Не дали шанса. Может, я его и не заслужил, потому что плохо работал. При Гунько в дубле не провел ни одного матча. Играл Серега Чернышук (одно время он был дублером Диканя, но уже завершил карьеру), иногда спускали с основы Реброва и Песьякова.

Если я не играю, всегда начинаю пахать в пять раз больше. Но когда вижу, что это бесполезно и на меня тупо не обращают внимания, тянет уйти. Через три года у меня было так же в Сербии. За первый сезон в «Радничках» я провел минут 20 — не выпускали даже на Кубок. У меня было несколько вариантов, но клуб не отпускал. Сложились хорошие отношения с тренером вратарей, и он признавался: «Не могу ничего сделать, не я решаю».

На следующий год меня усадили в запас после шести матчей. Мне позвонил тренер вратарей «Бачки»: «Хочу видеть тебя здесь. Мы только поднялись в высшую лигу, ты нам нужен, чтобы не вылететь».

Черчесовы

— До Сербии вы поиграли в «Амкаре», «Севастополе» и «Астрахани». В Пермь вы перешли одновременно с двумя Черчесовыми — отцом и сыном.
— Со Стасом мы ровесники и воспитывались вместе в «Спартаке». Хороший вратарь, в отца. Техника ловли — идеальная: мяч не выпадет никогда.

В дубле «Амкара» мы конкурировали с Селиховым. Когда тренируешься с таким хорошим вратарем, как Александр, можно что-то почерпнуть и чему-то научиться.

Ну а Станислав Саламович — топ-тренер, что он доказал на чемпионате мира. Сильный мотиватор. Когда что-то объясняет, чувствуется энергетика.

— Когда Черчесов позовет вас в сборную?
— Нужно сначала показывать стабильную игру. Все рядом. Посмотрите на Гильерме, Лунева, Шунина — они показывают свой уровень от игры к игре. Если бы я провел хотя бы один полноценный сезон на таком уровне, тогда можно было говорить о сборной. Даже не говорить, а размышлять.

— Что почерпнули от помощника Черчесова Гинтараса Стауче?
— Немецкая школа налицо. В отличие от «Спартака», в «Амкаре» я постоянно тренировался с основой. Благодаря этому многое почерпнул от Стауче. Вплоть до элементарного: в детстве тебя учат, что в стойке ноги надо ставить узко — Стауче говорит, что шире.

Крым

— Самое неприятное в Перми — холод?
— В «Амкаре» я сразу же попал на тренировку в минус 20 — после «Спартака» это шок. Летом там еще приятно, а с середины сентября солнце пропадает.

— Из Перми вы попали в место потеплее — Крым. В том году, когда он вошел в состав России. Не боялись ехать?
— Чего бояться-то? Моря и солнца? Наоборот же, здорово.

Я отправился в Севастополь летом 2014-го и вообще не ощущал того, что там произошло весной. Не знал про всю эту политику и ничего не заметил.

Похожий случай был с «Амкаром». Декабрь, снегопад, летим в Москву на игру с «Динамо». Уже пора было приземляться, метр до земли оставался, но самолет резко взмыл вверх. Нам только через пару дней сказали, что в нескольких десятках метров от нас был другой самолет. А так никто и не парился — ну взлетел и взлетел, пилоту виднее.

Вот и в Крыму так же. Вторая лига и вторая лига. Кому я там нужен?

— Сперва вы отправились не в «Севастополь», а в «Скиф». Почему там не задержались?
— Клуб не заявили в ПФЛ, и ребята стали разъезжаться. Тренер «Скифа» предложил тем, кто хочет, сыграть товарищеский матч с СКЧФ. Я еще билет домой не покупал, никуда не собирался. Сыграл, понравился СКЧФ, и президент Александр Красильников взял меня в команду.

— Главной ее звездой был Александр Данишевский. Феерил так же, как в «Спартаке»?
— Как он бежал, это вообще! В 30-то лет. А удар — пушка! Шлепнет на тренировке — и без шансов.

— За полгода до вашего ухода в «Астрахань» Красильников признался: «Ведущие футболисты, которые по уровню подходят под Премьер-лигу, вынуждены даже пиццу по вечерам развозить».
— Серьезно, что ли? Мы жили в отеле на одном этаже, и это нам могли пиццу привезти, а не мы! Я никаких финансовых проблем не застал. Когда только начался чемпионат, месяц не платили, но никто не парился. Потом отдали.

— Каким был Севастополь пять лет назад?
— Классный город. Побывал в Херсонесе, советую.

— Могли бы вернуться в Крым в отпуск?
— Наверное, нет. Люблю отдыхать в тех местах, где еще не был. Ни разу дважды еще не ездил. Этой зимой с женой побывали в Таиланде. Летом я никуда не ездил — сразу после сезона в Белоруссии поехал на сбор «Рубина». До того — в Турции, на Кипре, в Египте.

— Сезон-2014/15 вы заканчивали в другой команде ПФЛ, «Астрахани».
— Я привык к сложностям. Можно сидеть в запасе «Реала», капает зарплата — и ладно. А можно набраться опыта во второй лиге, вырасти и пойти дальше.

Поездить по зоне «Юг» пришлось, да. Когда еще Крымский мост не построили, ездили на пароме и автобусе из Севастополя в Новороссийск полтора дня. Прибыли за час до игры, и вообще не до футбола было. Я пропустил уже на третьей минуте, и мы проиграли.

Патуљци, Путин

— С какими чувствами ехали в «Раднички»?
— Про Сербию в России никто ничего не знает — только что фанаты «Црвены Звезды» дружат со «Спартаком», а «Партизана» — с ЦСКА. Меня то и дело спрашивали: «Ты куда вообще уехал?» Я ничего не объяснял, просто шел к своей цели.

Да, футбол в Сербии не такой профессиональный, даже в сравнении с «Севастополем». Хорошо, что когда я пришел в «Раднички», президент организовал лед после игры, пиццу, напитки. Но в основном уровень невысокий. Если сам не будешь над собой работать, бегать за тобой никто не станет. При этом сербов в европейских лигах чемпионатах гораздо больше, чем русских. Если хочешь прогрессировать, нужно пробовать себя даже в таких лигах.

— С фанатами «Црвены Звезды» и «Партизана» так и не встретились?
— Дважды играли со «Звездой» Миодрага Божовича дома, оба раза получили 0:3. Болельщики забивают полный стадион, все задымляют пиротехникой. Не скажу, что скучаю по этому — посмотрите на Англию, там болеют без файеров. А от дыма глаза слезятся, дышать тяжело.

— Что вам дало время в Сербии?
— Прежде всего, я получил международный опыт. Освоил третий язык — сербский. Когда я пытался заговорить с сербами по-английски, меня просили: «Лучше на русском». Но мне этого было мало. В раздевалке всегда были шутки, «хи-хи», «ха-ха» — а я сидел, улыбался, но ничего не догонял.

— Наняли репетитора?
— Ни репетитора, ни учебников, ни тетрадей. Чисто на слух. Через три месяца я спокойно давал сербам интервью. На письме — свои тонкости. Для звука «дж», допустим, два написания — ђ и џ. Но разобраться можно.

У меня остались друзья в Сербии, а в «Рубине» я живу с хорватом Филипом Уремовичем. Он более-менее знает русский, но я часто перевожу для него на сербский. В том числе некоторые установки Бердыева.

— Вас в Сербии называли «бачушкой». Самое угарное слово на сербском?
— Гномы у них патуљци. Один гном — патуљак, но это не так смешно, как множественное число. Когда впервые услышал, просто выпал.

— Убедились, что сербы и русские — братья?
— Менталитет схожий. Мелкие города — как наши, а вот Белград более европеизирован, и вообще Сербия стремится в ЕС. При этом Путина там обожают. Недавно смотрел по телевизору, как он приезжал в Белград и получил в подарок от президента Сербии собаку. Все кричали Путину «спасибо».

Сербы по натуре добродушные. Старое поколение, за 60, как только слышит русскую речь, сразу интересуется, радуется. Жена (тогда еще девушка) ко мне приезжала, посещала тренировки — так от нее местные дедушки не отставали, постоянно расспрашивали.

Серена, плескавица, ракия

— «Раднички» сейчас — вторые в чемпионате Сербии, играли в Лиге Европы, Ниш — третий город страны. Бачка-Паланка — это что вообще?
— Если по-простому — село. Всего пара домов в три-четыре этажа, выше нет. Две улицы, одна ведет к стадиону, вторая, параллельная, к Нови-Саду. На ней — одни букмекерские конторы и штук 15 казино. Зашел глянуть: просто биток! Наблюдал картину: сидит мужик, тыкает в аппарат. Не поднимая глаза машет официантке: «Принеси ракии!» Хлебает — и дальше играет.

В Бачке и заняться больше нечем, и заработать. Я не скучал. Почти все время проводил в отеле. Мне предлагали квартиру в Нови-Саде, это 40 минут на машине или час на автобусе. Но зачем? Что там делать? Для прогулок мы с друзьями предпочитали Осиек. Хорватия-то рядом, на другом берегу Дуная.

В Бачке я жил около стадиона, поле — под окнами. Наш тренер вратарей близко знал хозяина тренировочного комплекса «Бачки». А у него сестра профессионально играла в большой теннис. Сейчас живет в Америке, тренируется с Сереной Уильямс и подсказывает брату кое-какие упражнения. Ими нагружали и меня. А после я шел в банный комплекс: сауна, бассейн. Все это — в 29-тысячном городке.

— Что из Сербии вам не хватает в России?
— Как же там готовят мясо! Особенно на юге. Плескавица, чевапи, пунена паприка… Любимое блюдо — пасуль. Делают фасоль как мятую картошку, с маслом. Ею и отдельно наедаешься, но с плескавицей из Лесковца заходит идеально.

Поесть я люблю — но не так, как ганец Бисмарк Аппиа, с которым мы играли в «Бачке». Вот мы сейчас за столом сидим, вы Аппиа такой накройте, он все сметет и попросит добавки. А когда Аппиа пытался говорить на сербском, все рыдали.

— Ракию пробовали?
— Вообще я не пью, но было интересно, что это. Отец моего друга делает свою, в деревне под Нишем. Я им привозил водку, в Сербии продают дорогой «Русский стандарт», а они мне предложили яблочную ракию. Обжигает, но приятно. Удивило, что сербы пьют ее за завтраком и не как мы. Наливают 50 грамм, но не хлопают залпом, а растягивают на час.

Акинфеев

— Когда попали на просмотр в ЦСКА?
— После «Бачки», за пять дней до начала сезона. Провел с основой три недели. Как мне сказал агент, договорились о контракте, но возникла непонятная пауза. Оставалось несколько недель, и я решил не ждать. Да если бы и остался в ЦСКА — номер один там Акинфеев.

— Какое впечатление произвел Игорь?
— Спокойный, уравновешенный. Если незнающий человек придет на тренировку ЦСКА, скажет: «Акинфеев так легко все делает!» За счет своего опыта, багажа он может себе это позволить. Когда Игорь только начинал, ему все давалось гораздо сложнее.

Играть с такими защитниками, как Березуцкие и Игнашевич, мне было невероятно комфортно. Подскажешь влево или вправо сместиться, чтобы игрока прикрыть — и все, остальное они сами знают.

Еще из полевых отмечу Натхо. Умнейший футболист: голову не поднимает, а все видит. Я это с детства ценю: всегда нравилась игра Пирло. Своей страстью нравился Вернблум — доказывал даже на тренировках. Среди молодежи выделялись Чалов и Кучаев.

— Самый крутой вратарь, игравший в России, после Акинфеева?
— Плетикоса.

Как вратарю спасать при выходе один на один? Коновалов знает — его научил Кафанов

— Не пожалели, что вместо ЦСКА перешли в «Торпедо-БелАЗ»?
— Работа с Акинфеевым дорогого стоит, но я рад, что в итоге не остался. Мог бы потерять год, а я приобрел. В Жодино мне было комфортно, а тренер Олег Кубарев мне доверял. В начале этого года его сменил Вадим Скрипченко.

— Могли остаться в России?
— Звали в первую лигу. Но я хотел играть только в высшей, пускай и в Белоруссии. Ни в коем случае никого не хочу обидеть, но вот что бы вы выбрали: играть со «СКА-Хабаровск», «Лучом-Энергией», «Тамбовом» или с БАТЭ, «Динамо» Минск, «Шахтером» из Солигорска, которые регулярно отбираются в еврокубки? Да, часто вылетают в квалификации. Но вот БАТЭ вышел из группы и обыграл дома «Арсенал».

— В «Рубин» вас пригласил Кафанов?
— Он следил за мной давно, еще с Сербии. Я узнал об этом уже в «Рубине».

— Как на вас повлиял Кафанов?
— Когда к нему приходит вратарь, он сразу же проводит беседу и разъясняет, как нужно работать. Это кажется, что в воротах все сложно. А главное — смотреть на мяч, стоять до конца и ждать удара. В этом случае всегда среагируешь. Это основное, что я понял.

Когда нападающий выходит один на один, какие у него шансы? В процентах.

— Высокие, 65-70.
— 50 на 50. Если все правильно делать. Просто остановись, поймай взглядом мяч, а не ноги, и будь готов, что тебя уберут влево или вправо.

Это стало для меня абсолютно новым. С такими конкретными объяснениями — «стой и смотри» — я еще никогда не сталкивался.

— Правда, что Кафанов советовал вам не читать медиа?
— Я и до этого не читал. Сейчас — тем более. Неинтересно.

— Какие еще советы давал Кафанов?
— Взять ту же игру ногами. Посмотрите контрольные матчи «Рубина»: мы стараемся играть в пас — разворачивать атаку на другой фланг, отдать среднюю передачу или низом через центр.

Twitter Ads info and privacy

— В последних матчах в старте выходил Бабурин. Как к этому отнеслись?
— Спокойно. Это футбол. Такое решение приняли тренеры. Мне это не объясняли — очевидно, Егор был готов лучше. Индивидуальных бесед с Бердыевым у меня вообще не было.

Азмун, еще один Коновалов, Европа

— В «Рубин» шли с готовностью сидеть в запасе?
— Разумеется: Джанаев — вратарь сборной. Сперва предстояло доказать свою состоятельность. Обстоятельства сложились, что Сослан травмировался, и пришлось встать в ворота. Дебютный матч был с ЦСКА. Когда объявили, что я в старте, волновался, но со стартовым свистком отпустило.

— Тогда в защите еще играл Сесар Навас. С ним спокойно?
— Абсолютно. Мне можно было вообще не волноваться. Очень грамотный, мудрый футболист, все знал и понимал.

Другие наши защитники — Кудряшов, Гранат, Сорокин, Камболов — все игроки сборной, и это чувствовалось. И у тех, кто в «Рубине» сейчас, уровень тоже высокий.

— Азмун давно стоял на продажу в Европу. Рады, что в итоге он оказался в «Зените»?
— У Сердара есть все, чтобы заиграть в такой команде. Он всегда полностью отдается на поле. Это можно было видеть по нашим играм.

— Ваш однофамилец Игорь Коновалов — тоже воспитанник «Спартака» — как и вы, открытие сезона. Вас не путают?
— Пока не случалось. Игорь очень помогает «Рубину». В центре поля всегда должен быть умный игрок, который ведет игру. Игорь — один из таких. А сколько мы забили после его подач? У Владислава Пантелеева стандарты тоже в порядке. Мы пересекались в академии «Спартака» — правда, Влад младше меня на несколько лет.

— Хотите когда-то вернуться в «Спартак», где начинали?
— Есть определенный перечень клубов, в которых я хотел бы поиграть. Это клубы из топ-пять европейских чемпионатов. Чтобы туда попасть, нужно сначала показать себя в «Рубине», показать себя в сборной России, стать чемпионом России с «Рубином», а потом уже смотреть в ту сторону.

— «Чемпионство с «Рубином» — это фигура речи?
— Почему нет? Деньги в футбол не играют. «ПСЖ» разве выиграл ЛЧ с их финансовыми ресурсами?

— «Рубин» на глазах беднеет, игроки на больших контрактах уходят. Вас это не смущает?
— Нет. Все абсолютно нормально. Я в команде Премьер-лиги. Тренируюсь, играю в хороших условиях. Задача — побеждать в каждом матче. Идем на шестом месте, Лига Европы досягаема.

— РПЛ — пока в топ-шесть УЕФА. «Спартак» в вишлисте есть?
— У меня есть стремление попасть в Европу, как и у любого футболиста. Топ-клубы. Больше всего, наверное, в чемпионат Германии. Еще нравится английский футбол. А как страна — Италия. Паста, пицца, м-м-м… Еще в детстве со «Спартаком» я ездил туда на разные турниры. Были в Гавардо под Миланом, в Парме.

В общем, рейтинг такой: Англия, Германия, Италия.

— «Бавария» или «Боруссия»?
— Дортмунд.

— «Ливерпуль» или «Манчестер Сити»?
— «Ливерпуль».

Фьюри, «Рокки», Хабиб

— Как следите за формой в отпуске?
— В Москве у меня и некоторых ребят есть тренер по легкой атлетике, женщина. Работаем с ней. Плюс в свободное время хожу на бокс. Интересуюсь им еще со времен «Спартака». Особенно не спаррингуюсь. Тренер знает, что со мной надо аккуратно. Я и книгу сейчас про Мейвезера читаю, и бои смотрю.

— Какой из последних выделите?
— Уайлдера с Фьюри. Какая же Фьюри машина, а! Ноги тонкие и высокие, пузо и плечи огромные. И так сбросил вес к бою!

— Как Фьюри вообще встал после жуткого нокдауна в 12-м раунде?
— Такая фишка есть еще в фильме «Рокки». Боксеры лежат до семи-восьми секунд, встают и продолжают. Так не только в кино, но в жизни.

— Это было зрелищно, но обычно под бокс заснуть можно.
— Смотря под какой. Одно дело супертяжи, а есть же средние веса. Там такие красавцы. Посмотрите кубинских или мексиканских боксеров. Или Василия Ломаченко. Он мега-шоу творит, под него не уснешь.

— Хабиба в боксе — это интересно?
— Не знаю, верить в эту историю или нет. Смотрел Конора с Мейвейзером, хотя лучше бы не смотрел! Вообще бред собачий. Шоу, а не спорт.

— ММА вас совсем не привлекает?
— Бокс круче. В UFC только играю, бокса-то нет. Еще из игр люблю NHL, Fortnite, PES. Все удивляются, но PES намного лучше FIFA.

— Что нравится из сериалов?
— Смотрю новый сезон «Викингов». Жду нового «Готэма». «Миллиарды» очень люблю. «Острые козырьки» — вообще шедевр, как и «Власть в ночном городе» с 50 Cent.

Ютуб, баттлы, МС Стоян

— У вас есть канал на ютубе. Кто его за вас ведет?
— Я и веду. Открываю дома ноутбук, запускаю Windows Movie Maker и делаю нарезки моментов. Могу два-три часа на это потратить. Уже год не обновлял, но я не забросил.

— Когда это началось?
— В 2013-м. WyScout, InStat тогда еще не были популярны, а клубы просили видео с моей игрой. Я собрал свои хайлайты в «Амкаре», наложил музыку, в начале написал имя и команду, в конце — титры на английском, в описании добавил ссылку на фейсбук для связи.

— Канал как-то вам помог?
— Конечно. Агент отправлял в Сербию ссылки. Видимо, сработало.

— Что сами смотрите на ютубе? Болельщики говорят, вы похожи на Эдварда Била.
— Нравится Картавый Ник и его проект «ЯТренер». На Василия Уткина подписан — в основном, слежу за «Эгриси», «Футбольный клуб» включаю пореже.

Кстати, об ММА — смотрю влог Владимира Минеева. Иногда «КраСаву». Некоторые выпуски интересные, например, про Риеру. Из Испании переехать в Омск — как это вообще? Еще рекомендую «Невиданный футбол», у него маловато просмотров. Про Сербию у них два выпуска. Из неспортивного — конечно, «Версус».

— Любимый баттл?
— Obe 1 Kanobe — Энди Картрайт. Просто рыдал от смеха!

— Самый крутой баттл? Кроме понятно какого.
— Какого, Оксимирон и Гнойный, что ли? Ну нет. Я все посмотрел, лучший выбрать трудно. Пусть будет Оксимирон — ST. Четвертый Fresh Blood мне вообще не нравится. Будь я судьей, некоторым я бы ничего не ставил. Просто 0:0. 140 BPM тоже смотрел. Биты — здорово, но не нравится, когда слишком много понтов и мата. Оби иногда перебарщивает, но мат вставляет куда надо, органично.

— Кто нравится не из баттл-рэперов?
— Группа «Центр». Слушаю и отдельно их — Птаху, Slim. На телефоне есть весь его альбом Ikra. Slim сам себе делает биты, это ведь круто. Альбом Гуфа «Город дорог» — тоже легендарно.

Я за старую школу вообще — «Урбан» Басты, например. Из новой… Элджея на разок можно. Но лучше — сербская музыка. Я очень ее полюбил, и спеть могу.

— Три последних исполнителя в вашем плейлисте?
— Markul, domiNo, ТХЦФ. ТХЦФ — это белградский хип-хоп.

— Какой сербский трек сейчас на репите?
— Свежий хит на Балканах — МС Стоян, «Ало». За два месяца — 28 миллионов просмотров на ютубе. Бомба, даже моя жена слушает. «А, мама, ало-о-о!»

Источник: Sport24

>Press review
«Сербы обожают Путина и не отставали от моей жены». Наш...